Ох уж эта критика, ох уж эти критики

Автор публикации:
26.06.2024
Ох уж эта критика, ох уж эти критики

 

Смотрю в книгу — вижу фигу.

Русская пословица.

Часть первая, личная.

Есть у нашей партии неприятели и ненавистники. Можно сказать — обиженные детины. Об одних из них сегодня и пойдёт речь. Не даёт покоя держателям горна от пролетариата деятельность Движения имени «Антипартийной группы 1957 года».

Постоянно сквозит в их статьях, направленных в нашу сторону, какая-то детская обида, желание самоутвердиться за наш счёт и посеять внутри Движения вражду. И вот, не найдя ничего лучше, решили господа горновцы раскритиковать Программу Движения в пух и прах. Читать они, конечно, умеют, но вот с пониманием прочитанного явные проблемы. Российская система образования всё таки успешно работает на оболванивание. Но раз уж не одни они такие, лучше на выделенных господами горновцами местах пояснить суть некоторых программных идей и взглядов Движения. Нам от этого хуже не будет, а вот посторонним людям может оказаться подспорьем в понимании того, за что мы боремся и чего хотим достичь.

С первых же строк бросается в глаза попытка сравнить Движение с изданием «Прорыв». Подписчик, не знакомый с творчеством обоих объединений, не обратит на это внимание. Но я бы хотел заострить внимание таких людей на этом сравнении, потому что в один ряд ставится Движение, стоящее на материалистических позициях, и отстаивающее идеи марксизма-ленинизма-сталинизма, и откровенно идеалистическая газетёнка, прославившаяся разве что непомерными по объёму «трудами» своего основателя, но при этом рядящаяся в красные одежды коммунизма. Под личиной этих одежд и многословных потоков сознания сложно может быть сходу выявить откровенную глупость «Прорыва». Однако она уже достаточно давно разложена по полочкам на нашем сайте. Любознательный или недоверчивый читатель может сам это проверить.

Походя поставив под одну гребёнку материалистов и идеалистов, горновцы громко заявляют, что ошибаются все, но конкретно в Движении ошибается П.Г. Балаев. При этом они умудряются всё-таки сделать реверанс в его сторону, как бы заранее извиняя себя за то, что последует далее. Автор критики Программы Движения тут же решается на мощнейший ход... даже не конём, а ферзём!

У меня есть вопросы к Вашим позициям. Я решил прочитать МЭЛС целиком и разобраться. По ходу чтения МЭЛС некоторые вопросы отпадают, некоторые продолжают зудеть. Иногда появляются новые. Когда изучу – сохранившиеся вопросы задам.

Вот так! Сразу изучить МЭЛС, самостоятельно понять всё, что там написано, ни с кем не обсуждать, найти у классиков ответы на все вопросы, и, если что останется, выспросить у Движения. Хороший план? Отличный, на первый взгляд. Вот только остаётся небольшая проблемка — каждый человек понимает прочитанное по-разному. Если б все люди всегда одинаково понимали смысл того, что пишут другие, то и сложностей договориться у них бы не возникало. Но раз уж мы подобное вокруг не наблюдаем, остаётся только принять как факт, что каждый понимает тексты по своему. Кто-то сразу схватывает суть, кому-то нужно прочитать два, а то и три раза, а многим нужно ещё и обсудить с такими же читателями, выяснить, насколько расходится, к примеру, у последователей марксизма понимание трудов классиков. Вот такой вот маленький, но очень существенный изъян закрался в план автора критики Программы Движения.

К чему привёл этот изъян видно тут же в тексте этой самой критики. По какой-то неведомой автору причине, его начали «банить» на ресурсах Движения. Но это не возымело надлежащего эффекта.

Более того, я даже после пяти «банов» всё от того же Ю.Ларина и парочки «банов» неизвестно от кого – как располагающий свободным временем, проводил работу по организации желающих для «школы красных корреспондентов» (нынешний «Пролетарский горн») – с наивным предположением и в тайной надежде, что наиболее способные и подготовленные ученики-авторы будут отбираться «1957-ми» в свои ряды для того, чтобы у «полноценной политической партии», которой они себя называют – наконец появился регулярный электронный печатный и видеоресурс.

Я надеюсь читатель уже заметил последствия «маленького изъяна». Автор наивно предполагал, что его усилия заметят и оценят по достоинству. Речь у человека появилась почти 2 миллиона лет назад, но автор упорно игнорировал это поистине величайшее достижение природы, и продолжал попытки обозначить свою позицию действиями. Есть, конечно, ситуации, когда дела говорят больше, чем слова, но не в этом случае. 

Интересен ещё и тот момент, что автор полагал (а может до сих пор полагает?), будто бы у Движения нет регулярного печатного и видео ресурсов. То, что мы вот уже с полгода как призываем в свои ряды единомышленников в том числе способных к определённой деятельности, как то монтаж, режиссура, редактура, сценарная работа и т.п., было автором критики либо упущено, либо не понято. Зачем может понадобиться, к примеру, сценарист, если у Движения нет, по мнению автора, регулярного электронного печатного и видео ресурсов? Но автор, как настоящий Дон Кихот, вообразил себе трудности и доблестно ринулся их преодолевать. Вот только не получилось преодолеть до конца. МЭЛС не был осилен, ибо «... на горб упала пушинка и переломила ему спину. Этой самой пушинкой стала т.н. «инстинктивная дискуссия»...».

“Инстинктивная дискуссия” с хронологией событий разбиралась на канале Андрея Бехара, а также в статье, по которой снято видео. В ней антиматериалисты и откровенные проходимцы под крылом провокатора, раньше сотрудничающего с нами, отрицали животное происхождение человека и инстинкты. Подобные нападки вообще присущи нашим критикам. То они массово отрицают наличие у человека инстинктов, то обвиняют нас в неправильном их, инстинктов, понимании, то ещё что. Всем этим спорщикам наверное тяжело принять положение, что инстинкты у человека есть, но как человек отличается от животных, так и инстинкты его отличаются от инстинктов животных, и применять одну и ту же формулировку к животным и людям — неверно. В ходе эволюционного развития у живых существ сформировалась и выделилась структура, отвечающая за реакцию организма на внешнюю среду — нервная система. Подчиняясь законам диалектики, развиваясь количественно, она претерпела ряд качественных скачков в способности реагировать — рефлекс, инстинкт, сознание —  на каждом из которых повышались качество определения воздействия и сложность реакции. При этом на каждой последующей ступени предыдущие не отбрасывались — это докажет любой невролог, постучав молоточком по коленке. Поэтому в своем отрицании горновцы должны быть последовательны: раз они отрицают инстинкты, то должны отрицать и рефлексы на потеху образованной публике. Вот почему академик Павлов предпочитал использовать термин «рефлекс», для обозначения схожих реакций человека и животного. Разница же между нами и животными достаточно проста для понимания — у нас есть достаточно развитый мозг, с помощью которого мы можем свои инстинктивные потребности (и даже часть рефлексов) контролировать вплоть до полного подавления, к чему животные не способны. Да, слово «инстинкт» ещё остаётся в нашем лексиконе. Язык меняется медленнее, чем происходит накопление знаний, и это тоже надо учитывать.

Непонимание этой разницы вызвало бурное обсуждение серии статей про первую потребность человека при коммунизме. И термин был изначально употреблён максимально корректный — не «инстинкт», а «стремление», а потом уже было введено понятие «инстинкт» для упрощения изложения. По результатам горячей дискуссии мы было сперва решили, что в этой серии статей зря был использован термин «инстинкт». Но потом, по ходу всей той пьесы, мы поняли, что совсем не зря. Использование этого термина помогло нам выявить как коммунистов — людей, способных к самостоятельному обучению и выяснению тонкостей тех или иных понятий, так и обыкновенных балаболов, щеголяющих марксистскими цитатами направо и налево, но не понимающих и сотой доли сути этих цитат.

Часть вторая, частная.

И вот заряженный исковерканным пониманием по итогами инстинктивной дискуссии вкупе с собственным невнятным представлением о деятельности Движения, автор продолжает «громить» нашу Программу так же, как начётчики щеголяют цитатами. Что же первым зацепило наших критиков, на что они сходу решили обратить всеобщее внимание? А вот на эту цитату из Программы:

После преодоления контрреволюции путь России к коммунизму станет уже необратимым.

Мимоходом в нас кидают следующим: «в головах людей, пишущих Программу партии – должно присутствовать понимание различия между «необратимым процессом» и «путём в один конец»». В головах критиков Движения, стоящего на материалистических началах, должно присутствовать понимание, что развитие материи бесконечно, и «пути в один конец» не существует, потому что ничто не является концом. Сравнение необратимости пути России к коммунизму после преодоления контрреволюции с «путём в один конец» есть вульгарный материализм, от которого до идеализма — полшажка. Чем же кроет автор своё невежество?

... даже Роза Люксембург, не относящаяся к безупречным классикам марксизма-ленинизма – догадывалась, что двоякость исхода всё же существует и заявляла: «Социализм или варварство».

Вот тут автор, в попытке прикрыться классиками напротив обнажается ещё сильнее. Роза Люксембург писала эти строки в заключении, по памяти ссылаясь на Ф. Энгельса, и более точная её цитата звучит следующим образом:

Фридрих Энгельс однажды сказал: «Буржуазное общество стоит на распутье: либо переход к социализму, либо регресс к варварству». … До сих пор мы все, наверное, бездумно читали и повторяли эти слова, не подозревая об их грозной серьезности.

Исследователи не смогли найти в трудах Ф. Энгельса этих строк, так что Роза могла и напутать, тем более что она использовала эти слова применительно к исходу Первой Мировой Войны — ужасу, доселе невиданному человечеством.  Но нам здесь важна сама аргументация, сам процесс извращения цитаты, превращения её в короткое «социализм или варварство». В поданном виде нас пытаются подвести к выбору в виде простого переключения: или или, хотя выбор всегда сложнее, и, как мы может видеть на примере прошлого нашей страны, даже путь к социализму может быть прерван и направлен по пути регресса. И всё же в исторической перспективе приход коммунизма неизбежен. В противном случае регресс нас уничтожит.

Не верите? Попробуйте сейчас выжить в состоянии варварства. В одиночку после соответствующей длительной подготовки может и получится, а если сразу и всем обществом? Иного пути, кроме как к уничтожению, сегодня капитализм нам не предлагает. Но автор, подходя к этому же итогу — «коммунизм или смерть» — приходит к поразительному выводу: путь в коммунизм «никогда не может оказаться необратимым». Так и хочется поставить автора перед выбором между жизнью и смертью, и посмотреть, как автор будет оправдывать возможность негативного исхода. Смерть — это не выход, смерть это конец нынешнего этапа развития «мыслящей материи» — общества. Если таковое случится, то не мы, а другие «обезьяны» продолжат через несколько миллионов лет. Подобный «выход» может быть нормальным для не осознающего себя животного, но не для человека. Для человека, как и для всего человечества, выбор в сложившейся ситуации может быть только один — жизнь, а это означает «коммунизм». Другого «выбора» просто нет, потому что после него выбирать уже будет нечего и некому.

Автор критики, тем временем, продолжает сетовать, желать «чтобы несмотря на мысль Энгельса ... путь России в коммунизм с определённого момента стал бы необратимым». При этом данного автора совершенно не смущает то, что он противоречит сам себе. После фразы «да не сочтут нас придирающимися к словам» он тут же начинает придираться к словам и переводить тему с конкретных положений на абстрактные. Речь заходит о человеке вообще, о «массовой деградации человека в странах развитого капитализма», идёт попытка притянуть к России весь мир и т.п. Однако в Программе идёт речь о России и о конкретных существующих российских условиях. Но автор пытается сделать финт, доказав, что если при каких-то условиях похожий процесс может пойти не так, то и в данном случае всё пойдёт не так. На лицо попытка приравнивания частностей, что является грубейшей манипуляцией.

Следующий же пассаж из критики Программы вскрывает непонимание автором разницы между программными заявлениями и конкретным планом действий. Автор заявляет, что в Программе термин «преодоление контрреволюции» не до конца раскрыт.

Преодоление контрреволюции» по своему грамматическому смыслу – это то, чего не сумели Ленин со Сталиным, ибо контрреволюция разрослась и, в итоге, победила. По смыслу Программы «преодоление контрреволюции» вроде бы сводится к тому, чтобы власть оказалась в руках народа, как и написано в Конституции России.

Когда смысл ускользает, остаётся только копаться в грамматике или додумывать за других, что же это они такое вкладывали в свои слова. Для туповатых чтецов МЭЛС, не способных ничего понять в книге, кроме нумерации страниц, поясняем: преодоление контрреволюции в России это преодоление победы контрреволюции, обеспечение её поражения. А уничтожение контрреволюции «раз и навсегда» происходит лишь после окончания революции — при коммунизме. Вы ещё не забыли, что коммунизм это бесклассовое общество, а «контр-» обеспечивается наличием и активным сопротивлением капиталистического класса? Социализм, напоминаем, это революционный период диктатуры пролетариата, то есть продолжение революции, а пока существует революция, существует и контрреволюция, как сила ей противостоящая.

И в конституции РФ не написано, что власть в руках народа, там написано, что народ — источник власти. У нас же в программе чётко сказано, что власть из источника попала не в те руки, что народ имеет конституционное право вложить власть в любые руки, в том числе в свои собственные, должен это право осознать и воспользоваться им. И наша первейшая задача — способствовать этому осознанию.

Ну а чтецы из «горна» ни одного источника правильно прочитать не смогли: ни МЭЛС, ни конституцию, ни нашу Программу. И при этом своей непрошибаемой тупостью мешают осознанию других людей. Впрочем, не сильно, об этом в послесловии.

Между тем, конкретные детали относительно действий в Программе не являются обязательными. Программа партии, претендующей на власть, это декларация намерений, а не план действий. Эдак можно и к «фабрики — рабочим, землю — крестьянам» придраться. И придирались же! Находились такие же «горны», которые трубили о несостоятельности подобных заявлений, об их утопичности, непонятности, неопределённости и т.п. К примеру, рабочая оппозиция пыталась буквально воплотить лозунг «фабрики — рабочим», считая, что только настоящие рабочие лучше всех могут понимать, как именно управлять фабриками, называя наличие поста директора развитием «буржуазно-капиталистических тенденций». Однако наличие у завода директора, тем более если он вышел из рабочих, никак не противоречит этому лозунгу, а вот отрицание необходимости управляющих кадров есть вульгаризация марксизма и социализма. И Ленин, между прочим, критиковал такой подход в работе «О "левом" ребячестве и о мелкобуржуазности». Чтецам МЭЛС рекомендуется к ознакомлению.

Что же касается конкретного плана действий, не просматриваемого в Программе, то автор выдаёт этой претензией свою полную политическую несостоятельность. Ни одна политическая сила в здравом уме никогда не будет декларировать точный план вслед за декларациями намерений. Во-первых, потому, что планы могут измениться в ходе развития ситуации, а во-вторых, потому, что таковой план это просто подарок противникам. Так что автор критики выступает либо как провокатор, либо как глупец, а может и то и другое сразу.

Но давайте посмотрим, что же ещё задело автора критики. Это те самые факторы, которые декларируются как обеспечивающие необратимость движения к коммунизму. Если излагать их кратко, что это: народная демократия, основанная на образованности общества, и возможность образования связей с другими социалистическими странами, т.е. обеспечение дополнительной устойчивости извне.

Автор сразу же возражает первому фактору — мол, раз образование в России ухудшается, и авторы Движения сами об этом заявляют, то нечего и рассчитывать на образованность. Автор снова перевирает. Мы никогда не заявляли, что образование ухудшается. Мы заявляли и продолжаем заявлять, что система образования как была пережитком средневековья, неспособным к полноценному развитию человека, так и осталась. Но за неимением другой системы образования мы считаем «образованностью» знания, получаемые в процессе существующего обучения. Коренным отличием дня сегодняшнего от векового прошлого является то, что система образования охватывает практически всё население, а не жалкие проценты.

Но автора, не умеющего понять смысл прочитанного, это не останавливает, поэтому он выдаёт следующий перл:

Усиливающим парадокс фактором является тот, что даже люди, получившие сталинское образование – как-то вот в своё время не смогли в качестве народа отбирать «лучших из них в ходе демократических процедур и без особых затруднений заменять лиц, оказавшихся непригодными к работе или контрреволюционно настроенными». По сути – ещё при живом Сталине не смогли!

Не буду пускаться в пережёвывание уже многократно разобранного материала. Могу только посоветовать автору прочитать (или перечитать, вдруг поможет?) книгу П.Г. Балаева «Троцкизм против большевизма». Ожидаемое возражении «не засунешь же книгу в программу» упрежу указанием на то, что условия сейчас и условия 100 лет назад — сильно разные, и сегодня ставка на образованность большинства общества более чем оправдана. И в качестве программной декларации это утверждение в полной мере является фактором необратимости движения к коммунизму после преодоления контрреволюции. Тем не менее автор упорно пытается доказать, что образованность не имеет значения:

Идут в разрез с Программой «57-х» и факт установления диктатуры пролетариата, и победы над контрреволюцией, осуществленные большевиками во главе как раз-таки не сильно образованной массы наёмных работников.

В начале 20го века была огромная разница между необразованными людьми, составлявшими 2/3 населения, и «не сильно образованными» людьми. Сегодня это такая же разница, как между учеником начальной школы, и студентом вуза. Ученика может и можно завлечь простыми и понятными лозунгами, но требовать стабильного следования «программе партии» — не получится. Студент же, напротив, клюнет не только и не столько на лозунги, сколько на среднесрочную, а то и долгосрочную перспективу. Именно поэтому большевики и делали ставку на самых образованных рабочих своего времени — фабричных металлистов. Автору, по его словам осилившему 3/4 МЭЛС, стоило бы уже научиться различать конкретные условия, чтобы понимать разницу между двумя эпохами, отстоящими друг от друга на целый век. Но дальше автор решил продемонстрировать просто феноменальный уровень глупости.

Не менее интересно в первом постулате противопоставление «класса наёмных работников» и «народа» – класс наёмных работников образован, народ – туповат и выбирает не из народа, а из класса наёмных работников. Ну, да ладно, видимо – синонимы подбирали, а на самом деле «класс наёмных работников» и «народ» – это, особенно, после «преодоления контрреволюции» – одно и то же.

При социализме, как начальном этапе движения к коммунизму, власть будет принадлежать именно трудовому народу, т.е. тем, кто сегодня является наёмными работниками. Именно трудом людей создаются все блага, и по этой причине именно им и должна принадлежать реальная власть в государстве. Как эта власть будет осуществляться конкретно — не первостепенный вопрос, потому что любые попытки его рассмотреть сразу скатятся в фантазии и прожектёрство. Исходить надо всегда из существующей сложившейся обстановки, а не строить песчаные замки в вакууме. Ровнять же при этом весь народ и «класс наёмных работников» есть элементарная логическая ошибка. То, что большинство народа составляют наёмные работники не ставит между ними знак равенства. Может автору стоит начать с учебника логики для 5го класса? Мы же со своей стороны объясняем, что разницы между диктатурой пролетариата и диктатурой народа нет в силу подавляющего преобладания пролетариата среди народа, а не то что весь народ равен пролетариату. Вот, к примеру, цитата Ленина с пояснением Эфиопской коммунистической партии о ситуации в СССР, развивавшейся после смерти Сталина:

"Согласно марксизму-ленинизму, классовое содержание термина "народ" в исторических условиях буржуазно-демократической революции — это "то есть пролетариат и крестьянство, если брать основные, крупные силы, распределяя сельскую и городскую мелкую буржуазию (тоже «народ») между тем и другим." (Ленин, Две тактики социал-демократии в демократической революции).

Это означает, что согласно марксизму-ленинизму "народ" — это, по сути, рабочие и крестьяне, а "народная" собственность - это, по сути, коллективная собственность рабочих и крестьян, а "народный" контроль над экономикой - это, по сути, контроль рабочих и крестьян. Очевидно, советские ревизионисты с этим не согласны. Для них "народ" - это буржуазия, "народная собственность" - это буржуазная собственность, а "народный контроль" над экономикой - это буржуазный контроль над экономикой." (Из статьи Эфиопской компартии).

Но, как назло, автор критики никак не может учесть то, что существует в окружающей действительности. При рассмотрении второго фактора, заключающегося в отсутствии изоляции России, которая вернётся на путь социализма, автор соглашается с тем, что Китай — социалистический, но отвергает то же свойство для остальных стран. Здесь снова начинаются придирки к словам и подмена понятий. Нас пытаются заставить убедить, что в наших работах полно противоречий, что мы не можем решить какую страну отнести к рангу социалистических. Но проблема снова не в нас — проблема в авторе, в его понимании, а точнее — в непонимании того, как определить социализм. Можно вслед за автором окунуться в поиск истины у классиков марксизма и утонуть, а можно вслед за классиками последовать принципу «критерий истины есть практика», и тогда люди с незамутнённым мозгом увидят, что формы социализма зависят от эпохи, от уровня развития производительных сил, но суть остаётся одинаковой: диктатура пролетариата плюс преобладание общенародной собственности на средства производства. Судя по словесному поносу автора булькающей критики прийти к этому самостоятельно он не смог, и даже МЭЛС не смогли ему в этом помочь. Видать с незамутнённостью большие проблемы.

Что же касается «капиталистического единства», то хочется спросить: «где же вы его нашли»? Если бы все капиталисты могли объединиться, то Китаю, к примеру, никто бы не позволил победить, а Китай уже победил, экономическими методами — строго по Марксу, и глупо это отрицать. Не было и не будет никогда среди капиталистов «единства». То, что множество стран присоединилось к санкциям против России выдаёт либо вассальный характер их власти (по отношению к США, конечно же), либо надежды на какую-то выгоду. Выгоду для капиталистической власти этих стран, но не для народа. И уж совсем ярким примером невозможности «единства капиталистов» являются мировые и локальные империалистические войны. Тот же Китай очень ловко играет на таком мнимом единстве капиталистического Запада, постоянно расширяя в разных его странах своё экономическое влияние. Видимо пресловутое «единство» возникло исключительно в голове автора критики, и вот это личное понимание автор использует как обоснование своих упрёков к некоторым положениям нашей Программы. Ничем иным, как субъективным идеализмом, здесь и не пахнет.

Основное же внимание обращено на следующее наше утверждение о производительных силах:

Уровень развития производительных сил в России, несмотря на деиндустриализацию, также находится на значительно более высоком уровне, чем в прошлом веке.

Несогласие с этим утверждением вызывает известное недоумение. Или у нас сложность техники упала до первой половины или даже до начала 20го века? Или люди поголовно имеют образование в 3-7 классов? Или же автор придирок к Программе пытается сказать, что замещение своего производства импортным это и есть падение развития производительных сил? 3/4 МЭЛС читал автор, читал, да не сложились видать слова в предложения, а смысл их и подавно утёк словно вода в песок. Меж тем у классиков ни слова нет о том, что развитие должно происходить исключительно в рамках отдельно взятой страны. В самой России производство определённых видов техники может и не развито, но импорт не закрыт, поэтому производительные силы в России соответствуют мировым — по меньшей мере капиталистической части мира. Иначе стали бы западные страны так рьяно завлекать к себе специалистов из России? За 2022-23 годы, к слову, Европа и США выдали рекордное количество виз и видов на жительство россиянам.

Чуть дальше по тексту ситуация проясняется. Автор хочет, чтобы Движение по образу и подобию вождя мирового пролетариата потратило годы на исследование и опубликовало книгу о современном состоянии производительных сил в России. Вот тогда, по мнению крикливого горновца, Движение сможет выдавать «аксиомы» о современном положении вещей. Может нам ещё эту будущую книгу целиком в Программу включить? Вместе с парой десятков других книг, которые будут к этому времени готовы?

Под конец второй части «критики» автор обнажил своё очередное непонимание Программы и дискуссий, развернувшихся в разное время вокруг неё:

Владимир Ильич положительно оценивал именно переход инстинктивных, экономических требований рабочих в сознательные, политические – а не наоборот, чего бы не пытались доказать «57-е» в ходе «инстинктивной» дискуссии.

Никогда и нигде Движение не утверждало, что политические требования перейдут в инстинктивные. Движение утверждает, что использование базовых стремлений человека поможет сделать качественный скачок в развитии этих самых производительных сил. Ничего политического здесь нет, одна сплошная экономика, основанная на потребностях общества. Политическая сила, как утверждает наше Движение, нужна для общественных преобразований в пользу большинства — трудового населения — а не меньшинства — крупных капиталистов и их чиновничьих прислужников. С такими вывертами уже не получиться списать действия «критиков» на глупость или непонимания. Это уже откровенная клевета на деятельность Движения.

Часть третья, общая.

Неутомимо продолжает автор, как ему кажется, громить нашу Программу. Достав очередной козырь из рукава, он решается на сравнение программ РСДРП (1903), РКП(б) (1919) и нашей. Как уже было выше сказано, до взятия власти программа есть декларация намерений, а после взятия власти программа есть план действий. По этой причине добавлять в список для сравнения программу правящей партии, коей уже была РКП(б) в 1919 году, как минимум некорректно, а по сути — манипулятивно. И автор тут же доказывает это! Приводится в пример отрывок из программы РСДРП с целью показать, как действуют «настоящие коммунисты», что они «имели свойство группировать задачи, как у военных – деля на ближайшие и на последующие, на «программу-минимум» и «программу-максимум»», и тут же даётся утверждение, что задача-минимум, поставленная в 1903, даже сегодня является выполненной. Далее утверждается, что в 1919 году большевики выполнили задачу-максимум. При этом ни слова о том, какую титаническую работу пришлось проделать большевикам для победы над своими политическими оппонентами и привлечения большинства населения на свою сторону. Само, наверное, так получилось. Подводил же нас автор вот к какому выводу об ошибочности уже нашей Программы:

Коротко: создаём массовую партию пролетариата для союза с буржуазией. В 1903-м и 1919-м, как только что было продемонстрировано партия пролетариата была «противостоящей всем буржуазным партиям».

Как и раньше, снова приходится указывать на явные передёргивания и ошибки в понимании текста нашей Программы. Как из утверждения «формирование союза класса наемных работников и большей части мелкой, значительной части средней буржуазии – задача для коммунистической, пролетарской партии стратегической важности» можно вывести союз пролетарской партии с буржуазией вообще — я не знаю, и ни один учебник логики не поможет подтвердить это утверждение. В Программе чётко сказано: «союз наёмных работников с большей частью мелкой и значительной частью средней буржуазии». Что такое «мелкая буржуазия» сегодня? Это люди, решившие начать «своё дело», попробовать себя в роли «атлантов». По статистике, 93% мелких предприятий закрываются в первые три года работы. Что происходит с этими людьми? Они пополняют класс наёмных работников, т.е. возвращаются в пролетариат. Не все, конечно. Некоторые пробуют снова и снова до тех пор, пока у них не останется средств на подобные «пробы». В конце концов пролетариат принимает их всех.

Небольшая часть таких предпринимателей всё же выживает, и около трети из них удаётся развить свой бизнес до уровня среднего. Что такое средний бизнес? Это предприятие с несколькими десятками или несколькими сотнями наёмных рабочих. Для сравнения — в Китае предприятие с числом работников до 300-500 считается малым бизнесом, а для компаний, где число сотрудников меньше 10-20 есть даже специальный термин — микропредприятие. Устойчиво ли среднее предприятие? Нет. Оно точно так же подвержено риску разорения снизу, к которому добавляется ещё и давление более крупных конкурентов, создавая риск сверху. Монополизация при капитализме это естественный процесс, поэтому средний бизнес, средняя буржуазия рискует ещё сильнее, чем мелкая. Конец для неё точно так же закономерен — стать наёмным работником крупной буржуазии: обычным трудягой или новой «рабочей аристократией».

Буржуазия вообще включает в себя помимо своей кормовой базы — мелкой и средней — конечных выгодоприобретателей — олигархию. Ровнять всю буржуазию, объединять её под одним термином, значит не понимать обозначенную разницу. Именно на основе этой разницы наше Движение выступает за временный союз с мелкой и средней буржуазией. При этом мы противостоим всем буржуазным партиям, точно так же, как и РСДРП более века назад. Смешение буржуазии и буржуазных партий это ещё одна ошибка, которую автор клеветы на Движение не желает замечать.

Есть ещё один момент, стойко игнорируемый всеми нашими критиками, а не только разбираемым автором. Россия сегодня живёт в постсоциалистическую эпоху, и общество её — постсоциалистическое. Современная буржуазия изо всех сил борется с наследием социализма, до сих пор существующим в законах, в отношениях между людьми, в культуре. Наше Движение одной из задач видит борьбу против этих усилий, в первую очередь на историческом фронте. Отрицание социалистического прошлого это тот фундамент, на котором современные буржуа пытаются выстроить свою крепость, и удары по этому фундаменту призваны не допустить забвения величайшего достижения в истории современного человеческого общества — построения первого социалистического государства.

Это наследие, в том числе, делает вчерашних пролетариев — нынешних «атлантов», вкалывающих по 12-14 часов в день без выходных в призрачной надежде на рост своего бизнеса — нашими союзниками в борьбе за преодоление контрреволюции. Захочет человек после такого преодоления продолжать заниматься своим бизнесом? Пожалуйста! Вот только будь добр сделать всех своих работников совладельцами, преобразуй это дело в артель, в кооператив — и продолжай им заниматься. Боишься, что коллектив тебя выкинет? Значит есть за что. Кто с коллективом в ладах — тот не боится объединяться, потому что люди только тогда работают с полной отдачей, когда они заинтересованы в результатах своего труда, когда они работают для себя и на себя. И это не какие-то высокие материи. Это самая что ни на есть низовая экономика и базовая психология общественных объединений. Та самая основа, на которой Маркс и Энгельс выстроили свою политэкономию — единственное научное объяснение общественно-экономического развития.

Вот почему сравнение нынешних деклараций с заявлениями столетней давности некорректно. Каждая эпоха требует своих мер, и задача политической силы найти именно те, которые максимально соответствуют обстановке. Нежелание понять эту элементарную установку всегда будет порождать «чудовищ разума», с которыми нам и приходится сталкиваться в разного рода «критиках» наших заявлений и действий. Вот пример таких «чудовищ»:

Первый вопрос, который задаст буржуа, если он не идиот (а кому нужны в союзниках идиоты?):

«Олигархов победим и что? Кто будет у власти, от который мы с тобой, рабочий, (разумеется – конституционным путём) отстранили олигархов? Ты?! Рабочий?! Со своей диктатурой?! Да не, брат… Я лучше поборюсь с олигархами экономически… Вдруг мне повезёт, и я сам стану олигархом… А не повезёт – останусь при своих… А если сильно не повезёт – тогда, быть может, вступлю сразу в твою партию… Уже как пролетарий… Но «своего могильщика» я к власти вести не собираюсь!».

Из этого пассажа сразу видно, что автор никогда не пытался «побыть буржуа». Любой, кто пытался, и у кого не получилось, а таких, как я уже говорил, 9 из 10 пытавшихся, скажет, что он был бы рад работать где-нибудь, где его труд будут оценивать адекватно. Не стремление людей к предпринимательству толкает их на риск частного бизнеса. Таких прирождённых бизнесменов по статистике всего около 5%. Остальные вынуждены пробовать себя в том числе и на ниве мелкобуржуазности, и этим людям мы предлагаем решение, опробованное временем — поддерживаемая государством общественная собственность. Конечно мы будем развивать её до общенародной, но это не происходит по мановению волшебной палочки, не устанавливается росчерком пера на очередной приказе. Это длительный процесс революционного преобразования общества.

А сегодня перед нами путь, длительность которого никто не сможет оценить. Упрекать Движение в том, что но малочисленно, в том, что оно не принимает всех подряд, значит вставать на позиции меньшевизма, где важно формальное соглашение с идеями, где царит карьеризм и непотизм. Движение, напротив, нацелено на создание сплочённого ядра, способного к любой деятельности. Нас критикуют, что мы едва растём? Взгляните на это с другой стороны — мы растём, и увеличиваем количество активных участников, а не просто зашедших на посиделки. А вот автор гнусного поклёпа на нашу деятельность утверждает, что всё это происходит исключительно благодаря книгам и работе П.Г. Балаева. Его заслуга неоспорима, но не может один человек успевать делать всё, и попытка принизить работу коллектива, работу всего Движения есть презренная клевета, сквозь которую проглядывает детская обида человека, которому за дело отказали в совместной работе. Мелочно мстите, господа.

Часть четвёртая, конкретная.

Говорят, что конкретные достижения надо оценивать по результатам, по делам. И вот на неподготовленного читателя обрушивается утверждение, что «дел-то у «Движения…» не очень наблюдается». Какие же, интересно, дела ожидают от Движения его критиканы, пытавшиеся раздуть себе аудиторию за наш счёт? Может акционизм в стиле уфимского кружка? Или организацию профсоюзного движения? А может глубокие теоретические работы в области развитого марксизма? Нет, господа ожидающие непонятно чего, всё это мимо. Задачи политической силы до взятия власти — пропаганда и агитация. Не верите? Прочтите работу В.И. Ленина «Письмо к товарищу о наших организационных задачах», она небольшая. В 1902 году Ленин заявлял, что перво наперво надо организовать массовое публицистическое издание (в то время это газета «Искра»), и обеспечить распространение печатных материалов среди рабочих. В работе даже содержится схема организации такого распространения. Но сегодня не 1902 год. У нас есть интернет, множество площадок для публикации статей в электронном виде, платформы для видеороликов, возможность распространять материалы в аудиоформате. Люди сегодня не в пример образованнее, умеют читать и порой даже понимать прочитанное. Но ключевой задачей остаётся публикация материалов и их распространение, иными словами — пропаганда и агитация, и если кто-то «не наблюдает» агитационной деятельности Движения, то могу лишь посоветовать обратиться к доктору для проверки зрения.

При дальнейшем ознакомлении с текстом хочется пожалеть читателя — ему снова приходится читать досужий бред про инстинкты. Вместо того, чтобы один раз обозначить свою позицию и закрыть этот вопрос, возражения на эту тему просачиваются то тут то там. Но раз уж мы обозначили свою точку зрения, то и возвращаться к этому более не будем.

Тем временем конкретные претензии у автора, видимо, закончились, и начались придирки к словам, будто бы авторы и участники Движения неверно записывают друг за дружкой и все вместе — за Сталиным. Бросив цитату П.Г. Балаева: «Сталин и писал, что для перехода на прямой продуктообмен еще нужны перемены в сознании крестьянства, которому пока понятнее рынок. (Балаев)», автор безапелляционно заявляет, что «Балаев неправильно записал за Сталиным», потому что «Сталину нужны были не «инстинкт и воля», как Гитлеру, а рост сознательности крестьян-колхозников». Давайте ещё раз, по буквам: нужны не «перемены в сознании», а «рост сознательности», поэтому «Балаев неправильно записал». Комментарии излишни. Сталин же говорил о том, что нужно ликвидировать противоречия между деревней и городом «путем постепенного превращения колхозной собственности в общенародную собственность и введения продуктообмена – тоже в порядке постепенности – вместо товарного обращения». Сделать это можно лишь одним путём — через создание соответствующих условий, чтобы под их действием изменилось сознание крестьян и они сами высказали инициативу включения колхозной, т.е. общественной собственности в собственность общенародную (государственную). Всё в прямом соответствии с материалистическим принципом: «общественное бытие определяет общественное сознание». И здесь не «Балаев неправильно записал», а пытающийся в критику автор неправильно понял, выдумал несуществующую проблему и давай её яростно решать. Не надо искать проблемы и ошибки там, где их нет.

К сожалению чем дальше идёт мысль автора, тем конкретнее становятся видны придирки именно к словам. И, словно бы этого было мало, автор в полёте своей фантазии доходит до того, чтобы провести параллель между Лариным 1882 года рождения и секретарём ЦК Движения Лариным, называя последнего почему-то бароном. Ничего, кроме примитивной мести за детскую обиду из-за «бана» автора на ресурсах Движения здесь не видно. Просто захотелось блеснуть знанием трудов Ленина, где «Ларин, как известно, enfant terrible оппортунизма»? Знание цитат может быть похвально только тогда, когда они используются к месту, и когда их смысл не искажается и не притягивается за уши в виде схожего имени к другому человеку и в другую эпоху. Но цитата Ленина видимо столь понравилась «могучему критику», что он огульно обвинил нашего секретаря и всё наше Движение в оппортунизме. Интересная картина получается. Не вы ли, господа из «горна», мнили себя кузницей кадров нашего Движения? Не вы ли мечтали, что «подготовленные ученики-авторы будут отбираться «1957-ми» в свои ряды»? И вот когда вам отказали по причине вашей ультралевацкой направленности, вы решили обвинить нас в оппортунизме? Вы решили начать придираться к словам, чтобы окончательно дискредитировать себя в глазах любого читателя? У вас не получилось опровергнуть суть наших программных положений, и вы решили сосредоточить свой удар на форме? Это очередное подтверждение вашего идеализма, вашего личного неверного восприятия написанного, которые вы пытаетесь приписать нам. Не выйдет, господа клеветники.

Часть пятая, обновлённая.

Так уж бывает, что раз сделав глупость, остановиться уже сложно. Это и случилось с автором критической критики. Соответствующая картинка в начале очередного потока сознания — тому подтверждение. Сам же текст представляет собой жалкую попытку спасти П.Г. Балаева от... самого себя. Но давайте по порядку.

Неугомонный критик решил, что раз Движение объявило о грядущем изменении и уточнении Программы, и авторы Движения начали публиковать определённые программные тексты, то можно уцепиться за один из таких текстов и раскритиковать будущую версию Программы. Но с чего же наш мелко плавающий критик вдруг решил, что серия заметок под общим названием «"Наш главный противник. Вместо предисловия". Черновые отрывки к брошюре о Программе» является новой версией самой Программы? Поскольку недосягаемый интеллект тут не просматривается, то в качестве ответа остаётся противоположный вариант — по глупости. По той же причине крикливый критик никак не может понять, что работа над Программой может вестись в публичном поле в том числе и в виде пояснительных статей, и что подготовка брошюры о Программе и самой Программы могут идти параллельно.

Что же такого выискал не дружащий с логикой автор критики? А ни много ни мало расхождение с классиками в том, кого считать противником пролетариата. Раз классики марксизма объявили главным врагом буржуазию, то отступать от этого нельзя ни на йоту! Так? А почему тогда Ленин выступал за союз рабочих с мелкой буржуазией в лице крестьянства? Или опять МЭЛС не дочитали?

Отступать от этого принципа в целом, конечно, нельзя, но конкретизировать, применять к имеющимся условиям не только можно, но и нужно. То, что буржуазия является нашим противником — это даже не подвергается сомнению, а про разницу между мелкой, средней и крупной пояснение уже было дано. Но в постсоциалистической России, как уже было сказано, эта буржуазия пытается выстроить своё будущее на отрицании опыта Советского Союза. В столь нелёгком труде ей помогают историки — люди, чьим долгом, по аналогии с врачами, должно быть спасение исторической правды от кривотолков. Вот только современные историки, тем более специализирующиеся на истории России 20го века, вместо спасения пациента изо всех сил стараются его похоронить. Стоит ли говорить, что подобные «господа историки левого толка» становятся нашими непримиримыми врагами?

Наши критиканы заявляют, что мы начинаем бороться с людьми, а не с идеями. А как вы, умники, будете бороться с идеями, как не начав с тех, кто их порождает и распространяет? Страна должна знать своих «героев», поэтому наряду с развенчанием мифов мы бьём и по всякой швали, которая, прикрываясь красными флагами, совершает колоссальное преступление против собственного народа — отрицает достижения социалистического периода. Стоит отметить, что напрямую эти гниды не говорят, что Союз был плох. Даже наоборот — постоянно поют дифирамбы, добавляя к небольшому количеству правды огромный котёл лжи. И цель у них проста — заставить современное население поверить в то, что народ при Ленине и Сталине действовал вопреки власти. Дескать власть тянула в одну сторону, но могучий русский народ всё прознал, взял всё в свои руки, и вопреки чаяниям большевиков построил мощное государство. Да надо быть конченым дегенератом, чтобы подводить тонны своей макулатуры под эти выводы. И ведь подводят! Все эти сказки о России, которую мы потеряли, о революции на иностранные деньги, о расстрелах без суда и следствия, об индустриализации, о тяжкой доле крестьянства в 30ые годы, о провале обороны в начале Великой Отечественной, о её ходе вообще, о потерях за её время — всё это создаётся для того, чтобы противопоставить коммунизм и народ. Надо ли говорить, что в таких условиях для преодоления контрреволюции необходимо добиться широкого распространения исторической правды в противовес лживой буржуазной пропаганде? На самом деле надо? Или можно самим догадаться, что наряду с буржуазией как классом историки-сказочники сами обозначили себя нашей целью? Исторические мифы сегодня — главный инструмент российской буржуазии, и победа на этом фронте будет главной победой в идеологической войне. Не понимать этого значит работать на буржуазию и против пролетариата.

Разбирать остальные посылы пятой части блеющей критики нет никакого смысла. Всё уже было сказано и не раз, а придирки к словам и фантазии о Программе пусть остаются на совести их придумывающих. Тем более что дальше автор критики замахнулся не на абы кого, а на самого Сталина.

Часть шестая, устаревшая.

Начинается всё на достаточно минорной ноте — Программа Движения (а значит и само Движение) обвиняется в постоянном умножении противоречий. Что же это за противоречия такие, найденные сторонним наблюдателем, которые беспрестанно множатся в нашей Программе? В качестве примера даётся цитата, в которой «Движение категорически отвергает антикоммунистическое понятие «разумное потребление», как дискредитирующее идею коммунизма». И всё бы хорошо, но вот дальше приводится следующий абзац, начинающийся со слов: ««Разумность» потребления определяет само общество, граждане этого общества». Вот она — противоречивость, безапелляционно утверждает наш троечник. Почему троечник? Да потому, что читать вроде бы в школе научился, но видеть закавыченные слова — нет. «Разумность» не просто так взята в программе в кавычки, потому что далее идёт чёткое пояснение, что это за «разумность»: «В какую сторону и как будут развиваться потребности граждан общества, движущегося к коммунизму – это будет определяться самим развитием общества, изменением общественной морали и ростом производительных сил». Вам не нравится слово «разумность» в кавычках? Вы не смогли подобрать верное определение, соответствующее пояснению? Я вам помогу — это «целесообразность», а для не ощущающих разницы поясню дополнительно. Разумность (без кавычек), какая бы они ни была, всегда субъективна, а значит идеалистична. Целесообразность же всегда объективна, ибо диктуется внешними условиями. Была бы у истеричного критика цель прояснить для себя непонятные моменты в Программе, он бы это сделал. Но он предпочёл выдумать свой вариант объяснения этих моментов, а потом обвинить нас в том, что он именно так их и понял. Это клевета, снова.

Далее критический троечник начинает скатываться уже в отъявленного двоечника. Выдумав несуществующее противоречие, он пытается доказать его наличие тем, что Программа Движения противоречит цитате Сталина, которую Движение включило в свою Программу. После цитат в соответствующем разделе в Программе делается вывод, что коммунизм это «бесклассовое общество трудящихся, в котором человек свободен в выборе профессии и рода деятельности, не связан в своем выборе добыванием средств к существованию». Но безграмотный критик утверждает, что это противоречит Сталину, потому что «Сталин подсказывает Ярошенко, что нужно ещё и от инстинктов избавиться – растить нового, сознательного человека (а как иначе можно понять «культурное перевоспитание общества»?)». Было уже сказано, да похоже придётся повторить, для особо обиженных. Человек от животных отличается не отсутствием инстинктов, а способностью к их сознательному контролю. Нельзя от них избавиться, по крайней мере на нынешнем этапе развития человека как живого существа. А вот контролировать — можно, и «культурное перевоспитание общества» как раз и заключается во всестороннем развитии сознания, чтобы человек понимал и соизмерял свои потребности с тем, что его окружает, чтобы он развивал это «окружение» и получал бы от этого ещё больше возможностей для удовлетворения своих потребностей.

У Сталина приводятся три условия, выполнение которых является залогом перехода к коммунистическому способу распределения продукции. Но наш новоявленный двоечник давит на то, что ««Движение…» почему-то уцепилось лишь за меры, необходимые для реализации только третьего условия», и ««Движение…» урезанный способ выполнения одного из трёх условий достижения коммунизма внесло в качестве единственного в определение этой общественной формации». Меж тем вскрыть это непонимание нашей Программы очень просто. Сталин указывал в своей работе «Экономические проблемы социализма в СССР» что нужно сделать, и даже подсказывал как это сделать. Мы же в своей Программе постарались выделить основу этих действий, состоящую в освобождении труда. Если человек не связан имеющимися у него знаниями с одной единственной профессией, то его объем знаний позволяет ему достаточно адекватно оценивать реальность. Если человек хочет большего и меняет для этого сферу деятельности, помогающую ему этого большего достичь, значит он имеет верное представление об экономических процессах, потому что способен использовать их для улучшения своего благосостояния. Важно отметить, что речь здесь идёт о коммунистическом обществе.

Но наш критик-идеалист считает, что эти декларации сделаны Движением по отношению и к капиталистическому обществу в том числе. Ничем иным, кроме как бредовой фантазией отдельного взятого человека, это объяснить нельзя. Видимо бытие автора, про которое он постоянно упоминает, так определило его сознание, что последнее начало порождать сказочные видения, в которых наше Движение есть сборище ревизионистов, а он сам — первый рыцарь коммунизма на коне белом. Последнее, до чего додумалось сознание автора, будучи изменено соответствующим бытием, это то, что Движение, дескать, возводит в абсолют «чувство ранга».

Конкретный пример: руководителю крупного предприятия для того, чтобы он работал производительно, нужен не только отдельный кабинет, секретарша и личный шофер. Ему точно также нужны личный особняк, отличный автомобиль, возможность поехать отдохнуть на комфортную дачу или теплое море. А уборщику на этом предприятии для производительного труда достаточно личной квартиры; на работу он и на общественном транспорте доедет, а отдохнуть и в парке у дома можно.

Вот из этой цитаты делается вывод, что чувство ранга есть и определяет всё. Но, скажите на милость, господин безумствующий критик, вы представляете себе, что такое работа руководителя? Уровень ответственности, требуемая квалификация, постоянная необходимость совершенствовать свой опыт? Всё это присутствует на любой позиции, но у руководителя это расширяется до масштабов руководимого им предприятия, иначе это не руководитель, а очередной «эффективный менеджер». Легко критиковать, не зная сути дела и не имея соответствующего опыта. Точно так же легко критиковать, примеряя подобные цитаты на капиталистическое общество. Конечно при таком подходе немедленно вылезет вывод, что «ваша ерунда это то же самое, что и сейчас». Вот только это является ничем иным, как злостной манипуляцией, потому что речь в вышеприведённой цитате идёт об обществе социалистическом и коммунистическом. Такие же «умники», как автор критики нашей Программы, уже пытались всех уравнять в «безмятежное» послесталинское время. Закончилось всё тем, что люди бежали с руководящих позиций, потому что простым рабочим можно было заработать в 1,5-2 раза больше. Снова хотите такую «уравниловку»? Если человек хочет двигаться от уборщика к директору, ему будут созданы все условия, но само движение будет зависеть только от него. Если же человек желает и дальше оставаться уборщиком, то почему общество обязано обеспечивать ему то же, что и директору? Просто потому, что он заявил о своих потребностях? А как же «культурное перевоспитание»? Получается, что автор, заявляя о противоречии, получил его в своем собственном сознании путём переноса человека из общества современного в общество коммунистическое, минуя это самое «культурное перевоспитание». Вот уж где бы помогла диалектика, да куда уж до неё двоечникам. Да и финальная осанна «моральному кодексу строителя коммунизма» как и прежде выдаёт в авторе сильную склонность к идеализму. С этих позиций критиковать можно что угодно и как угодно, вот только никакого отношения к действительности такая критика иметь не будет.

Часть седьмая, заунывная.

Что же всё-таки сподвигло нас на изменение и уточнение Программы? Это вовсе не «что-то неверное», как предположил недалёкий автор пустопорожней критики. На деле всё очень просто: Движение, начавшееся как объединение единомышленников, и декларировавшее создание партии ленинского типа, уже выполнило часть своих задач. А если какие-то задачи выполнены — зачем оставлять их в Программе? Также со временем обнаружилось, что наши потенциальные союзники недопонимают некоторые вещи, а иные в Программе раскрыты не полностью. Так и писалась она когда! Рассчитывали ли зачинатели Движения на то, что оно сможет вырасти настолько, что сможет заявить о себе как о партии? Надежда у них может и была, но вряд ли они однозначно отвечали «да, конечно», потому что знание будущего существует только в сказках. Наша ситуация — не сказочная. В нашем случае мы последовательно выполняем стоящие перед нами задачи, и необходимость изменения Программы будет возникать каждый раз, когда определённые цели будут достигаться. Это нормально.

А вот фантазировать, что Программа меняется в угоду чему-то — не нормально, и вдвойне и втройне ненормально выискивать подтверждение своим фантазиям в цитатах классиков марксизма. Последнее сильно смахивает на времена развитого социализма брежневского разлива, когда цитатами Ленина оправдывались любые действия верхушки КПСС. Тут-то наш отринутый автор и пытается выставить дело так, как будто Программа Движения насквозь ошибочна и изменение её назрело лишь потому, что сторонние критики надоумили таки членов Движения на осознание собственной глупости. Что ж, глупость в чужой голове может настойчиво искать только тот, кто её в своей голове не замечает. Выискиваемая начётчиком глупость заключается в следующем пассаже:

... нам не нужны публичные посыпания головы пеплом. Чёрт с ним – с признанием ошибок. Достаточно будет того, чтобы в Программе и/или пояснительной брошюре к ней ... достанется немного и главному врагу пролетариата, а ещё – для начала – этот главный враг всё же окажется определён.

Что здесь можно сказать... да сказано всё уже, остаётся лишь пожать плечами да пройти мимо. Мимо очередных возбуждений вокруг инстинктов, мимо передёргиваний и придирок к словам, мимо надуманных обвинений в ревизионизме и оппортунизме, в общем мимо всего того потока бреда, льющегося из головы человека, который способен воспринимать мир исключительно как застывшую картинку. С таким восприятием можно легко скатиться до обвинения Движения в мелкобуржуазности, что и произошло. Зачем автору, считающем себя истинным (или истовым) коммунистом уточнять что-либо у коллектива, который он заклеймил мелкобуржуазным — не понятно. На «союз с мелкой буржуазией» тянет. Но при всём этом автор умудряется требовать и Движения прояснения разных вопросов, которые автор, как человек прочитавший 3/4 МЭЛС, мог бы исследовать самостоятельно. Хотя, подождите, о чем это я? В ходе разбора высосанной из пальца критики была показана полная несостоятельной как самой критики, так и её автора, и требовать от него самостоятельно выяснять, «почему в КНДР у «57-х» потихоньку начал появляться социализм при наличии у руля трёх Иров подряд, а Фидель Кастро – «диссидент, психоплёт, пидор@с», не только повесивший Кубу на шею СССР, но и передающий власть по наследству, а потому плохой революционер и вовсе не коммунист», достаточно опрометчиво. Уж лучше мы сами проясним эти вопросы в отдельных статьях и видеороликах, чем доверять подобную работу фантазёрам-идеалистам, докритиковавшихся до обвинения П.Г. Балаева в антисоветчине.

Остановлюсь на этом обвинении поподробнее. Сперва приводится цитата Ильина:

В процессе экспроприации рабочий класс более или менее выиграл. Но его «завоевания» не стоит переоценивать. Например, как сообщают сами коммунисты, потребовалось целых 10 лет, прежде чем реальная заработная плата достигла довоенного уровня.

По-настоящему выигрывают лишь коммунистические вожди, которые распоряжаются всем в стране.

А затем, цитата П.Г. Балаева:

… экономика СССР при Сталине была беспощадна к людям малообразованным, низкоквалифицированным работникам. Уборщица получала совсем копейки. Разнорабочие – копейки. Много людей жило очень бедно. Конечно, уровень их жизни рос вместе с экономикой. Но на фоне директора завода, стахановца-передовика, ученого, даже обычного квалифицированного рабочего — они жили в нищете.

Вот из этой цитаты и выводится знаменательное утверждение, что человек, написавший сие — антисоветчик. Раз уж троцкистам в прошлом веке выдернутыми из контекста цитатами Ленина удавалось подтвердить любые способы разрушения экономики СССР, то и здесь в подобной манере можно подвести человека под какую угодно фактуру. Стоит только почитать статью П.Г. Балаева дальше, как выяснится, что условия у всех были одинаковые, даже несмотря на разные «стартовые позиции». А наш критический (так и хочется сказать «кретинический») автор желает полную уравниловку? Чтоб все начинали с одной позиции и в равных условиях? А зачем тогда человеку горбатиться своим детям на образование, если они потом вынуждены будут начать на уровне вместе с детьми соседа-тунеядца? Всякий смысл усиленной работы на обеспечение будущего своих детей тогда пропадает. Социализм это когда ты можешь достичь всего, что хочешь, своим трудом, и чем больше ты трудишься, тем больше достигаешь, а не когда все выровнены в оплате несмотря на трудовой вклад. Материальные стимулы для нас — самые сильные, и вся наша жизнь вокруг них и крутится. Но для автора всё это — антисоветчина. Что же тогда «советчина»? Капитализм на своём пике — фашизме? Вот так автор и договорился до отрицания социалистического общества, а любой, кто его отрицает, в итоге скатывается в его антипод — фашизм. Дальнейшее перемывание костей П.Г. Балаеву совсем не красит автора-поклёпщика, но в этом он уподобляется своему распакованному хамоватому приятелю.

Послесловие.

Что же мы видим во всей этой критике целиком? Да ничего, кроме личной обиды и непонимания. И то и другое есть следствие необразованности. Знание слов и умение складывать их в предложения это ещё не признак образованности, это всего лишь признак обученности. Наше Движение не просто так делает ставку на людей, осознающих, что личные экономические интересы неотделимы от общественных, что все не смогут построить личное благосостояние за счёт других. Образованность помогает людям в таком осознании, поэтому мы и акцентируем на этом внимание, и подчёркиваем важность политехнического образования, которое в современных условиях может быть только самоообразованием. Без внимания к развитию своего мышления складывается ситуация, выведенная в эпиграф к этому тексту, что и случилось с автором разобранной критики, и регулярно случается с иными авторами, пытающимися вылить на нас ушаты помоев. Осознайте, господа, печальный факт — что бы вы ни делали, нас вы не остановите. Продолжайте упорствовать в своём безумии, а когда окажетесь под катком истории — будет уже поздно.

А критики кто? Да кучка недоучек, объединенных единственной маргинальной идеей, сдуру вброшенной недалеким Шуриком Серёгиным: отрицанием наличия у человека инстинктов, отрицанием животного происхождения человека, биологическим идеализмом. Можно было бы сказать, что это не единственная идея, что они за всё хорошее и против всего плохого за коммунизм и против капитализма, но таких объединений — множество. Почему они не в одном из них? Да потому, что объединяющая их идея та самая — мракобесная.

Ну и обида на всё наше движение в лице некоторых его участников, конечно. Давайте, переименуйтесь в «Анти1957Анти», дарим название. 

А Серёгин кончился. После распаковки — ни одной публикации в ютубе, а канал в Телеграмме и связанный чат деградировали и замкнулись друг на друга. В канал публикуется то, что сбрасывают в чат немногочисленные активные участники — и перетирают снова в чате, комментируют однотипными «смищными» картинками. Дно. Полное. Динамика вступления — два зашло, один вышел. В месяц. Число 137 держалось весь май. Коллапс. Тесная компашка существует для самой себя и нашей потехи, которая тоже подходит к концу. Несите следующих. Эти сдулись.

Павел Грозный


Программа Движения
Вступить в Движение 

 

левое движение
Комментарии для сайта Cackle
Обратно в категорию Публикации

Похожие материалы

  • РКП(и): за рамками деклараций

    Хотелось бы нам ограничится свидетельством рождения в лице РКП(и) не коммунистической партии, а обычного левацко-анархистского блока, но ситуация, похоже, гораздо хуже. 

  • Партия новая, уклоны старые

    22-23 июня 2024 года в Подмосковье состоялся Учредительный съезд Российской коммунистической партии (интернационалистов) — РКП(и), и на просторах России появилась, оказывается, настоящая, единственная коммунистическая партия. Тут бы нам обрадоваться да дружно пойти к ним объединиться, гордо подняв знамя коммунизма над головой, нести в массы призыв к борьбе за светлое будущее. Так? Вовсе нет.

  • Список лиц и организаций, предположительно финансируемых фондом Розы Люксембург

    Пару недель назад случилось уже рядовое в общем-то событие - очередную левую организацию, РСД, признали иностранным агентом. Вскоре после этого она объявила о самороспуске. Что это была за помойка, можно судить хотя бы из описания в википедии:

Антиклассики Антимарксизм Арманд Бебель Великая Отечественная война Война без мифов Ворошилов Вышинский Горький Движение Джамбул Дзержинский Дикхут Дэн Сяопин Занимательная диалектика КПРФ КПСС Каганович Калинин Киров Китай Ключевые материалы Коллективизация Коллонтай Крупская Ларин Лафарг ЛебедевКумач Ленин Либкнехт Люксембург Макаренко Маленков Мао Цзэдун Маркс Маяковский Молотов Мухин НЭП Ольминский Орджоникидзе Партия Покровский Попов Программа РКМП Революция СССР Свердлов Сталин Троцкий Фрунзе Ходжа Чжоу Эньлай Энгельс Ярославский большой террор буржуазия власть войны госкапитализм государство идеология империализм индустриализация интеллигенция история капитализм капиталисты кино классовая борьба классы колхозы коммунизм контрреволюция кризис левое движение марксизм материализм национальный вопрос образование оппозиция оппортунизм подделка документов поздний СССР политика потребление потреблядство производство пролетариат пропаганда религия репрессии собственность социализм сталинизды троцкизм труд феминизм экономика